Завоевание Кореи монгольскими ханами

Завоевание Кореи монгольскими ханами

Впервые корейцы столкнулись с монгольскими завоевателями в связи с вторжением на полуостров киданей. Киданьское государство Ляо, подвергшись нападению чжурчженей, в 1125 г. перестало существовать. Кидани принуждены были подчиниться чжурчженям, и их земли вошли в состав Цзиньского государства. Когда в связи с начавшимся натиском монголов чжурчженьское государство стало ослабевать и в 1215 г. потеряло часть своих владений в Маньчжурии, кидани, жившие в Ляодуне, провозгласили своё государство Ляо восстановленным и даже назвали его Да-Ляо, «Великим Ляо». В 1216 г. киданьские отряды перешли реку Амноккан (Ялу) и вторглись в северо западную часть королевства Коре, а другие отряды киданей вторглись в северо-восточную часть со стороны Приморья, перейдя реку Туманган.

Королевством Корё в это время фактически правил Цой Чхун Хэн — один из крупнейших феодалов. Не будучи в силах сам справиться с киданями, он обратился за помощью к монголам. Чингис-хан решил воспользоваться удобным случаем и послал на полуостров свои войска. Монгольские отряды быстро разбили киданей, но «помощь» дорого обошлась корейскому народу; с этого момента началось вмешательство монгольских феодалов во внутренние дела корейского государства.

Завоевание монголами Кореи было непосредственно связано с их борьбой против чжурчженей. Короли Корё считались вассалами цзиньских правителей, и монголы поэтому рассматривали королевство Корё как одно из владений чжурчженей. Предлогом для отправки монгольских войск на полуостров послужило убийство в 1231 г. монгольского посла по пути из Корё в Монголию. Монголы объявили правителей Корё виновниками убийства и послали на полуостров армию под командой Саритая. Монгольские отряды вторглись в Корею и подвергли её северную часть опустошению. Цой У, правивший Кореей (так же как и его отец Цой Чхун Хэн), вместе с королём бежал из столицы и укрылся в крепости на острове Канхвадо. Отразить натиск монголов правители Кореи оказались не в силах, и им пришлось откупиться от монголов большой данью. Монгольские феодалы, однако, не оставили мысли о полном подчинении полуострова. В последующие два десятилетия их отряды четыре раза вторгались в Корею. В 1259 г. последний правитель из рода Цой был убит, крепость на острове Канхвадо разрушена, а наследник королевского престола увезён в Монголию как заложник. Когда король Кореи умер, его сын возвратился туда, занял престол и, признав себя вассалом великого хана, отдал всю страну под власть монголов.

Покорность короля и его ближайшего окружения по отношению к монголам не означала того, что корейский народ подчинился завоевателям. В 1270 г. против монгольских захватчиков и послушного им корейского короля вспыхнуло народное восстание. Справиться с этим восстанием корейскому королю удалось лишь с помощью монголов. Под натиском монгольских сил восставшие отступили на юг и вынуждены были в конце концов перейти на Чечжудо (Квельпарт) — самый крупный остров у южного побережья Кореи. Укрепившись на этом острове, восставшие продолжали оттуда нападать на побережье. Борьба длилась до 1273 г., когда силы повстанцев были разбиты, а остров был занят соединёнными войсками монголов и послушного им корейского короля.

Корея под игом монгольских феодалов

В течение почти ста лет, с 70-х годов XIII в. до 70-х годов XIV в., Корея находилась под игом монголов. Корейские короли, хотя и оставались на престоле, на деле были полностью подчинены монгольским наместникам, которые контролировали всё управление страной. Почти все короли и члены королевского дома женились на монгольских принцессах, приезжавших в Корею с многочисленной свитой. Двор был заполнен представителями монгольской знати, с которой корейская знать стала быстро сливаться.

Таким образом, народные массы Кореи оказались под двойным гнётом — собственных феодалов и иноземных захватчиков. Монгольские феодалы, управляя Кореей, меньше всего думали о подвластной им стране. Власть над нею они стремились использовать только в собственных интересах. Все свои заботы монгольские наместники направили на превращение полуострова в базу для дальнейших завоеваний. Целью завоевания на этот раз была последняя из ещё не покорённых стран Восточной Азии — Япония. Монголы сформировали из корейцев вспомогательные отряды. Важнейшие районы Кореи были поставлены под непосредственный контроль монгольских военачальников, монгольские отряды заняли все сколько-нибудь значительные пункты. Были проведены и стратегические дороги, использовавшиеся как для курьерской, так и для почтовой службы. Однако всё это оказалось напрасным.

Падение ига монгольских ханов в Корее

С того времени, как обнаружилось общее ослабление Монгольской империи, стало меняться и положение в Корее. В 1359 г. корейскими войсками были разбиты монгольские гарнизоны в районе современного города Енхин в провинции Южный Хамгёндо, являвшиеся главной опорой монгольской власти в Корее. Под влиянием этого успеха король поспешил упразднить внешние знаки подчинения монголам: отменил летосчисление по годам правления монгольских императоров в Китае и ликвидировал введённую при монголах номенклатуру должностей. Достигнутой в 1359 г. победе в значительной мере содействовал один из феодалов названной провинции, Ли Хван Чжо, выступивший против монголов. В награду ему были пожалованы 10 тыс. крестьянских дворов и пост командующего войсками. Это послужило началом возвышения дома Ли.

Когда в 1368 г. пала власть монгольских завоевателей в Китае, это нашло отражение и в Корее. В 1369 г. корейский король Конмин официально отказался считать себя вассалом великого хана. Ликвидация зависимости от монголов сопровождалась обострением внутренней борьбы. Во вторую половину царствования Конмин подпал под влияние представителя буддийского духовенства, всесильного временщика Син У. Это привело в 1374 г. к дворцовому перевороту, во время которого были убиты Син У и сам король. С этого момента почти на два десятилетия корейский двор стал ареной борьбы разных партий и групп, приведшей в конечном счёте к падению самой династии.

Однако в пёстрой картине происходивших тогда дворцовых переворотов, возвышений и падений различных временщиков нельзя видеть только борьбу придворных клик. Неправильно было бы рассматривать столкновения этих групп исключительно в свете борьбы за влияние в Корее правительства великого хана и императоров Минской династии. В действительности в Корее шла борьба между старой феодальной знатью, интересы «которой выражала так называемая «старая партия», и служилым дворянством, т. е. мелкими и средними феодалами, объединявшимися вокруг так называемой «новой партии». Эта борьба шла за власть в государстве, за земельные богатства, за феодально зависимых крестьян. Один из современников этих событий, выражая точку зрения служилого дворянства, предлагал в своём проекте аграрной реформы восстановить государственную собственность на землю в целях лишения крупных феодалов их земельных владений и провести, таким образом, перераспределение земель в стране. Борьба между феодальной знатью и служилым дворянством определяла и внешнеполитическую ориентацию «старой партии» на монголов и «новой партии» — на Китайскую империю, в которой опорой монархии являлось служилое дворянство, а феодальная знать была оттеснена на задний план. В 1389 г. Ли Сон Ге (сын Ли Хван Чжо), стоявший во главе «новой партии», возвёл на королевский престол её ставленника Конъяна, который оказался последним королем династии Корё. В 1392 г. группой заговорщиков — офицеров дворцовой гвардии, принадлежавших к «новой партии», Конъян был свергнут с престола и королём провозглашён Ли Сон Ге. Так началось правление династии Ли (И) в Корее. Через год было изменено название государства — оно стало именоваться не Корё, как раньше, а Чосон. Его столицей с 1396 г. стал город Ханъян, нынешний Сеул.

Новый король Ли Сон Ге (Тхечжо, 1392—1398), возглавлявший «новую партию», хотя он сам и происходил из старой знати, был поставлен перед необходимостью ради сохранения своей власти пойти на удовлетворение требований «новой партии». Крупные земельные владения феодальной знати были конфискованы и распределены среди средне- и мелкопоместного дворянства. В результате новый король получил в стране сильную опору, которая и позволила упрочиться династии Ли.

Королевство Чосон в XV в. Kультypa корейского народа

Укрепление новых порядков, а вместе с тем и окончательное упрочение на престоле новой династии было связано с правлением её третьего короля Ли Хван Вона (Тхечжон), одного из сыновей Ли Сон Ге. Он устранил нескольких претендентов на престол и, как и отец, пришёл к власти в результате дворцового переворота. Но Тхечжон (1401—1419) в противоположность Ли Сон Ге, обладавшему главным образом способностями полководца, был искусным политиком. После захвата власти ему удалось получить от китайского императора грамоту с пожалованием титула «короля Чосон». В такой форме обычно выражалось признание китайским императором новых правителей соседних стран. Это признание упрочило власть Тхечжона. Удачные же действия против японских пиратов не только обеспечили на некоторое время спокойствие для юго-восточных окраин страны, но и способствовали укреплению внешнеполитического положения Кореи. Корейское государство вновь превратилось в крупную силу Восточной Азии.

При этом короле подвергся реорганизации аппарат управления. Были созданы центральные правительственные органы — 6 палат, между которыми распределялись различные отрасли управления. Высшим правительственным органом стал Государственный совет из 8 членов. Страна была поделена на 8 провинций, управляемых наместниками, назначаемыми королём и только ему подчинёнными. Провинции делились на уезды, управление которыми находилось в руках уездных начальников. Для назначения на должность того или иного чиновника надо было иметь «учёною степень», которую кандидаты получали, выдержав специальный правительственный экзамен. Низшие «учёные степени» (всего их было три) присуждались на местах, высшая — только в столице. Должностные лица назывались янбан (буквально — «две группы»). Это слово в дальнейшем стало сословным наименованием служилого дворянства.

И как чиновники, и как владельцы поместий янбаны своими бесконечными поборами вызывали самую лютую ненависть со стороны крестьянства. Тем не менее упорядочение системы управления и создание организованного административного аппарата в то время способствовало подъёму страны. Продолжением борьбы с феодальной знатью при Тхечжоне явилось запрещение владеть землёй кому бы то ни было, кроме прямых потомков основателя династии. Был нанесён удар и крупным церковным феодалам по указу 1401 г. у буддийских монастырей отняли большую часть их земель. Из мероприятий, касавшихся крестьянства, важнейшими были упорядочение учёта дворов и последовавшее за этим некоторое уменьшение налогового бремени.

Мероприятия, призванные упорядочить положение внутри страны, проводились в течение всего XV в. При короле Сечжоне (1419—1450) был произведен общий учет обрабатываемых земель и пересмотрены ставки налогового обложения, приведенные в соответствие с качеством земель, условиями орошения и т. п. Подобными мерами правительство стремилось обеспечить себе планомерное поступление налогов. В то же время оно ставило и некоторые преграды произволу чиновников, утвердив для них определенные размеры жалованья.

Из внешнеполитических событий в правление Сечжона заслуживает внимания упорядочение торговых отношений с Японией. Торговля велась через три порта, а посредником в ней стал правитель острова Цусима, с ним в 1420 г. был заключен специальный договор, определявший число японских судов, могущих заходить в корейские порты. Все суда должны были иметь разрешение этого правителя. Много беспокойства причиняли корейскому населению его северо-восточные соседи — чжурчжени. Борьба с ними продолжалась очень долго. Только в 1449 г. корейскому правительству удалось занять земли чжурчженей в районе реки Туманган и ввести туда военные гарнизоны. Однако столкновения с чжурчженями продолжались и во второй половине XV в.

При Сечжо (1456—1470), седьмом короле династии Ли, был проведен ряд мероприятий, касавшихся корейской деревни: организованы общественные амбары для хранения зерна на случай неурожая и голода, поощрялось увеличение поголовья скота, который широко использовался при обработке полей и при перевозках; составлялись руководства по уходу за скотом, а также по шелководству; производился новый обмер полей. Большое внимание уделялось ремонту старых и постройке новых оросительных сооружений. Эти мероприятия привели к известному экономическому подъёму страны. Количество обработанных земель за 13 лет — с 1391 по 1404 г. — возросло с 798 127 до 922 677 кёлей ( Кёль — мера площади, урожай риса с которой составлял, в среднем 100 пудов. ) и продолжало расти в течение всего XV в. Значительного развития в это время достигли ремесло и торговля. Ремесленники и торговцы объединялись по профессиям и виду изготовляемых товаров в организации, напоминавшие европейские цехи и гильдии. Эти организации добились от властей права на монопольную выработку и продажу определённых товаров. О росте торговли в стране свидетельствовало возникновение регулярных местных ярмарок. Новая столица Кореи — Сеул — превратилась к началу XVI в. в самый крупный город страны с многочисленным населением, значительную часть которого составляли ремесленники и торговцы.

Принимались меры и к расширению образования, причём заведование этим делом перешло целиком в руки конфуцианцев, т. е. корейских учёных, воспитанных на китайских классических книгах по философии, политике, экономике и истории. Важное значение для развития культуры имело учреждение в 1403 г. «словолитни», которая стала изготовлять металлические наборные знаки. Большое внимание уделялось астрономии и календарным вычислениям. Были сконструированы новые астрономические приборы, при помощи которых устанавливалось положение звёзд. Появились новые метеорологические инструменты. Один из них — «дождемер» — полагалось иметь повсюду для измерения количества осадков.

Самым важным событием в культурной жизни корейского народа было изобретение национальной письменности — фонетического алфавита, получившего в обиходе наименование онмун, т. е. «простонародное письмо». Для выработки этой письменности при дворе был организован комитет из лучших языковедов того времени, хорошо знавших китайское, японское, уйгурское, монгольское, киданьское, чжурчженьское и тибетское письмо, а также индийский алфавит деванагари. Одновременно с изобретением алфавита были разработаны и правила пользования им. Этот алфавит в 1446 г. был опубликован в официальном документе под названием хунмин-чжонъым (инструкция по новой письменности). Изобретение национальной письменности имело огромные последствия: благодаря ей распространялось просвещение, развивалась литература на народном разговорном языке.

Характерно, что введению онмуна противились конфуцианские советники короля, указывавшие на то, что развитие «простонародного письма» помешает распространению «подлинной» образованности, мыслимой этими советниками только в виде сочинений на китайском языке, написанных иероглифическим письмом. Вследствие этого китайский язык остался языком государственных документов и всей политической, экономической и философской литературы.


Всемирная история. Энциклопедия. — М.: Государственное издательство политической литературы. . 1956—1565.

Игры ⚽ Нужно решить контрольную?

Полезное



Поделиться ссылкой на выделенное

Прямая ссылка:
Нажмите правой клавишей мыши и выберите «Копировать ссылку»